УАЗБУКА, почти все об автомобилях УАЗАвтомобили УАЗ: Клуб УАЗоводов, Фотогалерея, Форум УАЗ, библиотека, каталог УАЗ
Автовентури
УАЗБУКА, почти все об автомобилях УАЗ

[ Лирика УАЗ ]

Путешествие в Монголию
(двадцать лет спустя)
© Сергей Беспалов
Часть 1

Аавын бийд хyнтэй танилц
Агтны бийд газар yз!
Знакомься с людьми, пока жив отец
Путешествуй, пока есть конь!
(Монгольская пословица)


Предисловие

- Ну что, Беспалов, ты мою кровь соломинкой 4 года пил?
Я молча кивнул головой.

- Так вот – продолжил ротный, – я из тебя сейчас всё обратно шлангом и выкачаю. Не поедешь ты в ГСВГ! И за границей служить не будешь! И красный диплом тебе не поможет.

- ???

- Поедешь в ЗабВО. Знаешь как расшифровывается ЗабВО?

- Знаю, товарищ капитан, Забайкальский военный округ.

- Не-ет! Для кого может быть и Ордена Ленина Забайкальский, а для тебя Забудь Вернуться Обратно!

Но ротный ошибся. За границу я все-таки попал. Правда, в отличие от ГСВГ, СГВ, ЮГВ, пребывание советских войск в Монголии особо не афишировалось, и структуры ГСВМ (Группы советских войск в Монголии) не существовало. Был контингент, расположенный на территории МНР и относящийся к тому самому ЗабВО. 

Вот так я и попал служить в Монголию. Многие говорили: «Курица не птица – Монголия не заграница!»

«Конечно заграница – начфин развеял все сомнения, – раз тебе платят рублями и тугриками две зарплаты - значит заграница! Финансисты, в отличие от сапёров,  никогда не ошибаются!»

И пробыл я в той Монголии целых 6 лет. Служба мёдом не казалась, бывало всякое. Особенно трудно было семьям. Электричество по расписанию, горячая вода час в сутки. Из развлечений - кино в гарнизонном клубе, да танцы по субботам возле «чудильника» - так называлось офицерское общежитие. Но жили мы в 16-ти квартирном бараке дружно: помогали друг другу, часто ходили в гости, праздники встречали вместе. Со многими сослуживцами поддерживаем отношения до сих пор. Там же я встретил своего лучшего друга Славу Пилипенко.

Тем, кто служил на юге Монголии в пустыне Гоби, было труднее: привозная вода, летом дикая жара, зимой свирепый мороз с постоянными ветрами и пыльными бурями. Там и заменялись через 3 года. Мне же повезло служить на севере МНР, недалеко от города Булгана, в месте, которое ещё называют Монгольскими Альпами.

Через год я привез в гарнизон потрепанный мотоцикл ИЖ-Планета, и за 5 лет исколесил все дороги и тропинки вокруг гарнизона в радиусе 100км. Великолепие монгольской дикой  природы навсегда покорило меня.

В 1986 году после МНР я попал служить в Киевский военный округ, в пгт. Гончаросвкое. Это километров 50 от Чернобыля. Была осень. Промозглая и дождливая, обычная для средней полосы, такая же, как часто бывает в Москве. Солнце не появлялось из-за облаков неделями. И эта хмурость природы угнетала меня, жену и дочек, всю нашу семью, привыкшую в Монголии к обилию солнца. Помню, тогда пронзительно захотелось обратно к степным просторам. Туда, где то и дело из-под ног внезапно взлетали куропатки; к быстрым рыбным речкам, где можно было поймать хозяина-тайменя; в живописные горные леса, где запросто можно было встретить дикого кота манула;  к дикой природе, ещё совсем не измученной ненасытным человеком. Я понял, что хочу обратно в Монголию.

Потом потихоньку втянулся, привык. Да и служба не особо давала расслабляться.

А Монголия снилась… Потом Москва, академия. Развал Союза, неопределённость. Хронические невыплаты зарплаты. Короче, не до жиру. Мечта осталась, но была отодвинута на неопределённый срок.

А тут повальное сокращение Вооруженных Сил. Оргштатные мероприятия. Ощущение ненужности. Увольнение. Новая работа.

Мысль о Монголии принимала иногда необычные формы: коллеги интересовались, почему у нас такие необычные имена серверов: BULGAN, ORHON, ALTAY, LENOK?

Но время идет, все меняется и не обязательно к худшему. Новые возможности позволили провести поэтапную материализацию чувственных идей. В первую очередь в виде внедорожника, без которого такое путешествие не то чтобы невозможно, но крайне затруднено и ограничено. Сначала очень хотелось новый УАЗ-3151 на военных мостах, но подвернулся подержанный 31601 за меньшие деньги и главное -  зелёного цвета («Мой любимый цвет…» © Ослик Иа).

В 2004 году хотел напросится к Трушникову А.А. на монгольский этап экспедиции Алтай-Гималаи, но семейные обстоятельства не позволили. Семейные обстоятельства весьма приятные – свадьба старшей дочери! После свадьбы предпринял путешествие на Алтай. Это была оценка возможностей и проба сил перед Монголией. После Алтая не осталось сомнений, что путешествие в Монголию осуществиться.

На семейном совете я решительно заявил о своих намерениях. Жена, она же штурман, естественно со мной. Дети были настроены не менее решительно:  «Я там родилась!», «А я там пошла в школу!». Решено: едем все! Мы с женой вдвоем на машине, а дети прибывают в Улан-Батор самолетом.

И мы сделали это!

Прежде, чем начать повествование, от имени всех участников нашего путешествия хочу выразить глубокую благодарность:

- Трушникову Александру Александровичу, председателю АТК – за неоценимую всестороннюю помощь в подготовке к поездке и за то, что  познакомил с гражданином Монголии Дамдинжавом;

- гражданину Монголии Нямдаа Дамдинжаву, очень отзывчивому человеку, без помощи которого наше путешествие было бы осуществить гораздо сложнее. Его вклад в организацию  экспедиции трудно переоценить;

- брату Дамдинжава  Ценд Аюушу, стараниями которого наше пребывание в Улан-Баторе прошло комфортно и содержательно;

- гражданину Монголии Эрке, нашему гиду, показавшему и рассказавшему о столице Монголии много интересного;

- водителю арендованной машины Баске, классному шофёру и неутомимому помощнику в организации походного быта;

- путешественнику и писателю Сергею Волкову за его ценную книгу «Вокруг Байкала»;

- смелому человеку Михаилу Кузьминых, за карту автозаправок, и за то, что своей поездкой по Монголии на Опеле придал нам уверенности в осуществимости наших планов;

а также гражданам Монголии, которые бескорыстно и доброжелательно помогали нам в пути.

 

День 1
28.07.2005 г.

Выехали из Москвы в 9.46, почти на три часа позже, чем планировали. Потому, что сборы затянулись далеко за полночь. Похоже, что  откладывание предстартовых хлопот на последний вечер становится семейной традицией.

Тут еще штурман начала проявлять признаки недомогания. Похоже у нее температура, пришлось принимать лекарство.

Днем пообедали на живописной опушке.

Под Саранском попали в сильнейший ливень: включал дворники на вторую скорость.

Около полуночи приехали в Ульяновск. Сразу к друзьям. Поскольку юбилейную встречу выпускников Ульяновсгого Гвардейского танкового училища я пропустил, на завтрашний день решили встретиться с однокашниками.

 

День 2

Встреча прошла очень душевно. Мы были рады всех видеть. Весь день лил дождик, а наша компания была очень теплая.

День 3

Тронулись пораньше, в 6.15. Трасса на Челябинск довольно загружена. Асфальт местами нормальный, а местами хуже среднего. Впрочем, так везде по России. В Башкирии повстречали ветряные электростанции, до этого видел такие в Германии.

 

Ближе к вечеру после очередного обгона фуры перестал работать тахометр. Заметил сразу и немедля остановился. Все просто: порвался ремень генератора. Ничего удивительного -  50 тыс. для ремня нормальный срок, разумно было бы поменять его перед поездкой. 

Пока я вожусь с ремнем, к штурману подходит местная жительница и предлагает недорого ночлег. Хоть дневной план по пробегу не выполнен, соглашаемся. Загоняем «Испаньолу» в гараж, моемся в бане, ужинаем и спать. Нет, все-таки мы правильно сделали, что остались ночевать в Ауструме.

 

День 4

Покидаем гостеприимный Ауструм и берем курс на Челябинск. В прошлогоднем путешествии на Алтай границу Европы и Азии мы прозевали. На этот раз бдительность не подвела! Фотографируемся у стелы и отмечаем прибытие в Азию стаканом сока.

После полудня въезжаем на объездную дорогу вокруг Челябинска. В Челябинске у нас друзья-сослуживцы по Монголии. В прошлом году попытки наладить с ними контакт не увенчались успехом. Номер их телефона у меня в записной книжке. «Лен, попробуй набрать еще раз, может получится!» Штурман набирает. «Здравствуйте! Это вы? А это мы! Где? Да на объездной. С севера...  Что ты говоришь!? Направо у поста? Ул. 250 лет Челябинску. Сейчас будем…»

Оказывается, одна цифра в их номере телефона изменилась с двойки на шестерку. И штурман по ошибке тоже набрала 6 вместо 2. Бывает же!

Встреча получилась очень теплой. Даже чересчур. Встретились еще друзья-соседи-сослуживцы, контакт с которыми был потерян лет 15 назад.

День 5

Рано утром друзья проводили нас до выезда из Челябинска. Как говорится: «Пешего - до порога, конного - до ворот». Едем не спеша, соблюдаем дистанцию. Запасы минералки и сока быстро тают. Дискомфорт от выпитого накануне прошел только к обеду.

Проезжем Омск. Пытаемся встать на ночлег в кемпингах. В первом попавшемся по пути неожиданный облом - мест нет.

Вскоре становится стандартным диалог типа:

- Места есть?

- Нет.

- А до следующей гостиницы далеко?

- Километров 30 (40, 50)…

После четвертого забитого под завязку кемпинга, решаем заночевать в лесу. Заезжаем подальше, чтобы не видеть трассу, выбрасываем мешающие вещи из машины, надуваем матрас и скорее спать. Не тут то было. На горевший считанные минуты плафон в салон набились несметные полчища летающих тварей. Видимо, где-то недалеко было болото. Припасенные аэрозоли и фумитокс подействовали только на кровососущих, спасибо и на этом. А разные мотыльки и мошки не давали спать еще около часа, пока наконец, усталость не взяла своё. Потом в дороге мы еще долго выметали из салона засохшие крылатые трупики.

 

День 6

Днем подъезжаем к Новосибирску. Появляются пробки. Теряем время. Прикидываю, что не успеваю в Барнаул, где запланировал заменить резину, до закрытия шинного магазина. Благо на дороге через Новосибирск достаточно магазинов запчастей. Без труда нахожу нужную мне Я-471. Шиномонтаж рядом. Замена занимает около часа. Жарко, душно, буквально обливаюсь потом.

Покрышку получше из снятых беру с собой в качестве второй запаски  и притягиваю ремнями к запасному колесу. Опасаюсь немного за нагрузку на пятую дверь. Забегая вперед скажу, что дверь с достоинством выдержала, а вторая запаска не пригодилась (и слава Богу!).

В кафе неподалеку хорошо пообедали.

Ночуем в Бийске у друзей. Традиционная теплая встреча. Хочется остаться еще на денек, но, к сожалению, отпуск не резиновый, а мы и так уже отстаем от графика на сутки. Очень жаль…

 

День 7

Чуйский тракт – красивейшая дорога. Что говорить - смотрите сами.

     

 

   

 

   

 

 

Более подробно про Чуйский тракт и вообще про Алтай можно посмотреть у Константина Гоппе.

Заночевали в гостинице Кош-Агача. Привозная вода и удобства на улице.

 

День 8

Проснулись пораньше и скорей к границе, чтобы быть первыми у шлагбаума.

Сонная Ташанта встретила нас единственной пустынной улицей и запертыми воротами КПП. Только силуэт бдительного пограничника на вышке. Мы приехали на час раньше. Решаем позавтракать. Прямо у ворот разводим примус, готовим овсянку. Минут через 30 появляется девушка в форме и говорит, что нам нужно проехать назад метров 200 к ангару и ждать там регулировщика. «Вы бы хоть плакатик какой-нибудь написали», - говорю. В ответ: «Местные и так знают, а другие здесь редко ездят. И еще, вы бы стали от ворот подальше – сейчас пограничники на «шишиге» через эти ворота границу поедут смотреть, а за рулем солдат молодой». Что военный водитель - опасность серьезная, знаю не понаслышке. Поэтому быстренько допиваем чай, разворачиваемся и подъезжаем к ангару. Начинают подъезжать другие желающие попасть за кордон. Выделяется группа туристов, судя по снаряжению, собирающаяся куда-то в горы. Много монгольских «челноков».

Подходит пограничник с рацией и пропускает нас первыми.  Формальности заняли почти два часа. У меня не было овальной наклейки «RUS», пришлось покупать на месте, цена 100 р. Когда вернулся в Москву, специально посмотрел в КЭМПе: точно такая же стоит 6 р. Понятное дело: высокие транспортные расходы J.

На таможне пришлось разгрузить полмашины, но претензии возникли только к запасным канистрам с 95-ым бензином, я планировал разбавлять им монгольский 76-ой, если не будет 92-го. Оказывается, бензин пропускают только в баках машин. Я про это не знал, и предложил таможеннику оставить бензин себе, но он в последний момент смилостивился и махнул рукой: «Езжайте…»

10.55 местного времени. Асфальт кончился. Ну вот мы и в Монголии! Включаю погромче заранее приготовленный «Марш танкистов» А.Чернецкого. Настроение приподнятое. В голову лезет разная веселая дребедень типа: «Мы строили-строили и, наконец, построили!», «Ну вот я и в Хопре!» или «Революция, о которой так долго говорили …» и т.п.

 

Здравствуй, Монголия! Мы вернулись!

Уловив общее настроение «Испаньола» на всех парусах летит к виднеющемуся  вдалеке современному зданию монгольского КПП. Подъезжаю ближе, а ворота то на замке! В зеркале вижу, что сзади идущий Камаз сворачивает с дороги  в степь и замечаю справа объезд. Оказывается, что новый пограничный комплекс еще не введен в эксплуатацию. Подъезжаем к старым домикам. Нас встречают улыбчивые девушки – пограничницы, симпатичные, ну прям «Мисс Граница». Паспортные формальности занимают пять минут. Больше к машине никто не подходит.

Спрашиваю у Мисс Границы:

- Можно ехать?

 улыбаясь, отрицательно качает головой:

- Таможня!

- А где таможня?

- Обед! – все также весело улыбаясь.

Монгольское время на час вперед, но все равно рановато для обеда.

Таможня обедала часа три. Скопилось уже достаточно много машин. В основном УАЗики. Их пассажиры коротали время возле своих авто. Пару раз подходил строгий офицер пограничник, загонял всех в машины и строил своих подчиненных бойцов и «бойцыц». Оказалось зам начальника заставы, старший лейтенант. Потом подошел капитан, начальник заставы, неплохо говоривший по-русски. Разговорились. Учился в России, расспрашивал про Москву.  За разговорами время пролетело незаметно. Появились таможенники. Быстро оформлены декларации, заданы обязательные вопросы про оружие и наркотики, выслушаны наши дружные отрицательные ответы, и мы снова в движении.

(Видео00 - 0,6 МБ)

 

 

Дорога идет вверх. Кругом захватывающие виды.

 

На вершине перевала пирамидка из камней: «обо» – своеобразный алтарь поклонения духам.

У монголов каждое место имеет своих духов. С духами лучше дружить. Останавливаемся. Подходим к обо и кладем на вершину пирамидки камешки и монетки. Представляемся и просим у духов удачи в пути. По правилам обо нужно обойти три раза по часовой стрелке. Высота над уровнем моря по GPS 2630 м. 

Впереди город Олгий. Центр аймака, по-нашему  области. Заезжаем на рынок, я  меняю деньги. Как потом оказалось,  по самому выгодному курсу за всю поездку. На рынке замечаю стоящие прямо на улице бильярдные столы. Вокруг много игроков. В первый и в последний раз встречаю в Монголии 60-ку – УАЗ-3160. 

На заправке 92-го нет.  Мы к этому готовы. Заливаю в пустой бак флакон октан-корректора и заправляю 80-м. Потом в движении прислушивался: детонации не наблюдается. Литр 80-го стоит 670 тугриков.  В переводе на рубли это 16-30.

В Олгии я еще хотел купить карточку Монгольского оператора сотовой связи Mobicom, но его офис уже закрыт. Ладно, купим в Кобдо.

Мобильная связь в Монголии представлена компанией Mobicom, и присутствует в  аймачных (областных) и сомоннных  (районных) центрах. У Mobicom есть роуминг с родной МТС, но цена вопроса! Одна минута разговора с Москвой более 5 у.е. с налогами. Для нас оказалось выгоднее купить в Монголии сим-карту Mobicom и карточки экспресс оплаты.

На заправке встречаю соотечественника и на всякий случай спрашиваю дорогу на Кобдо. Он показывает рукой: «Во-он видишь? Вот та грунтовка. Это федеральная трасса на Улан-Батор!»

  

Федеральная трасса оказалась платной. На выезде из Олгия стоял шлагбаум с будкой, где с нас потребовали за проезд 500 тугриков. Потом мы встречали такие шлагбаумы раз шесть или семь. Хочется верить, что наши деньги действительно помогут строительству монгольских дорог.

«Федеральная трасса» по-монгольски это дорога с многополосным движением. В иных местах я насчитывал до 16-ти полос. Причем все реверсивные. Выбирай любую!  А если полоса-колея тебе по каким-то причинам не нравится – сделай свою! Монгольские водители часто так и поступают. Когда накатанная колея во время дождей разбивается так, что по ней становится некомфортно ехать, тут же прокладывается другая. Часто такие колеи прокладываются параллельно разбитому асфальту, не говоря уже  о запущенных грейдерах. Исключения составляют перевалы, мосты и другие узкие места.

К вечеру мы приехали к озеру Толбо-Нур, где был запланирован первый суточный отдых.

Через некоторое время лагерь был разбит, ужин готов и произнесены первые тосты на монгольской земле: «Мы ехали-ехали, и, наконец, приехали! Ура!!!» и за Святого Георгия – покровителя путников.

 

День 9

«Солнышко здесь такое, аж в глазах бело…»
к/ф. «Белое солнце пустыни»)

 

Проснулись от криков летающих над нами  гусей. Нет, ни не просто летали – они дразнились и издевались, зная, что на этот раз у меня нет с собой ружья!

Штиль. Вода на озере – как зеркало. На небе ни облачка. Тепло, даже, пожалуй, жарковато. Кроме гусей и лебедей – никого.

Позавтракали и скорее на воду. Заброс, удар, и первая рыбина в лодке! Килограмма на два, а сопротивлялась на все пять. Такую я еще не ловил. С виду похожа на судака, клыков нет. Ладно, выясню потом. Снова заброс и снова рыба в лодке. На обед и на ужин есть.

Третью, чуть поменьше, отпускаю. Четвертую и остальных тоже. Как-то и не хочется больше ловить. Надо же! Столько мечтал об этом моменте, когда заброшу блесну, как буду ожидать момента удара невидимого хищника, как с замиранием сердца буду бороться с сильной рыбой,  столько раз вспоминал о монгольской рыбалке,  а весь азарт прошел за какие-то полчаса. Старею, наверное…

Отплыву-ка я подальше, может попадется всё же трофейчик кило на десять.

Спину сильно печет. Поглядел на руки: сильно покраснели. Ноги тоже. Шутка ли, более двух тысяч метров над уровнем моря, небо чистое. Надо приодеться. С собой ничего из одежды не взял, с сожалением гребу к берегу.

Штурман, увидев улов, во-первых, заставила попозировать,

 
а во-вторых, категорично сказала традиционное: «Сам наловил – сам и чисти!». Надел футболку и покорно пошел выполнять указание. Рыбины почистились легко (по сравнению с окунем, конечно), когда разделывал, обратил внимание на мощный хребет. Хватило и на уху, и пожарить. Доедали ещё два дня.

Уже вернувшись из Монголии, выяснил, что эта рыба – алтайский  осман. Его вес достигает 6 кг. Так-что поймать десятикилограммового мне все равно было не  суждено.

Пообедав, искупались, погуляли по окрестностям. Устроили небольшой дикий пляж. Обгоревшая кожа потом шелушилась недели две

   

В прибрежной растительности очень много летающих насекомых. Не кусаются, но назойливо жужжат и  пытаются залезть, куда не надо.

К вечеру погода изменилась. Подул легкий ветерок, на небо набежали облака. Гуси и утки летали молча, низко и быстро.

Сидели, любовались озером, горами и закатом.

А ночью ветром сорвало палатку. В этот момент вышел наружу по необходимости  и успел поймать. Колышки плохо держались в песке, кое-как придавил их камнями, а потом поставил «Испаньолу» с наветренной стороны и привязал оттяжки к машине.

Так и заснули под завывание ветра, запутавшегося в веревках где-то между машиной и палаткой.

 

День 10

С утра снова тихо, но пасмурно.

Позавтракали вчерашней жареной рыбой, и стали неспешно собираться.

Когда мы уже почти уложились, на двух мотоциклах «ИЖ-Планета 5» подъехали несколько местных жителей. Поздоровались. Русский язык большинство граждан Монголии понимают, по крайне мере, объясниться с помощью жестов и  небольшого набора монгольских и русских слов всегда можно.

Приехавшие были казахами и собирались накосить травы. Лена достала фотоаппарат, все с удовольствием позировали. Мы записали имена и адреса, чтобы потом прислать фотографии.

 

У одного из них были с собой снасти, и он решил показать мне, как надо ловить большую рыбу. Он так и сказал «большой» и для убедительности развел руками в интернациональном рыбацком жесте. Снасть представляла собой тяжелую колеблющуюся блесну на леске примерно 0,8. Рыбак лихо раскручивал блесну над головой и забрасывал подальше от берега, потом руками осуществлял проводку. Несколько забросов были пустыми, рыба не клевала, видимо погода неподходящая. (Видео 01- 1МБ)

Мы должны были ехать, и к разочарованию наших новых знакомых, не стали дожидаться улова, а тепло попрощались и тронулись в путь.

      

(Видео 02- 0,5МБ)

Около 6 часов вечера почувствовал, что задок стал подозрительно повиливать. Остановился. Так и есть, заднее правое колесо полуспущено. Ну что ж, думаю, поймал монгольский камешек.  Ставлю запаску. Осматриваю покрышку. Небольшой прокол, внутри что-то твердое. Пытаюсь отверткой поддеть. Не поддается. Повторяю попытку узконосыми пассатижами и через пять минут пыхтения и сопения вызволяю наружу… подковообразный обломок внутреннего кольца уазовского ступичного подшипника. (Видео 03- 1МБ) Ничего удивительного, говорю себе, а что ты хотел, чтобы в Монголии по дорогам валялись обломки подшипников «Жигулей»? Вот это было бы действительно странно! Дырочку в колесе залечил шнуром.

В пути пытаюсь по рации связаться с экспедицией "Дорога Тысячелетия", организованной новосибирским клубом "OFF ROAD MASTER". Несколько раз ловлю их переговоры, но они меня не слышат, слишком далеко. Потом еще до самого Улан-Батора много раз пытался связаться, но безуспешно.

Вечером прибываем в Кобдо или Ховд по-монгольски.

Город достаточно большой по монгольским меркам. Есть театр. Много деревьев, цветы. Решаем заночевать в отеле. По сравнению с гостиницей в Кош-Агаче, отель Ховде тянет на 4*! Если бы была вода и электричество – то на все 5. Но Чубайс добрался и сюда…

Впрочем, all included: на столике свечи и спички, кипяток в термосе, а в туалете вода в ведре и в пластиковых бутылках. Еще бесполезный телевизор. Двухместный номер плюс гараж «обошлись папаше Дорсету» в 16000 тугриков.

Умылись, попили чайку, сделали небольшой «шоппинг» в местную сувенирную лавку и спать. В  «Mobicom» опять опоздали.

 

День 11

Хорошо выспались и в путь. В этот день мы планировали добраться до стоянки дальнобойщиков, где собирались передать её обитателям фотографии, сделанные экспедицией «Алтай -  Гималаи» в прошлом году.

Пейзаж сменился, стал более ровным, даже пустынным. Чувствуется -  Гоби близко! Пасмурно, периодически попадаем в дождь.

  

Часто пересекаем ручьи и  потоки воды, переливающиеся через дороги. Монгольская особенность: в местах, где потоки воды, стекающие с гор во время дождя, размывают дороги, вместо труб под насыпью, сверху на полотно уложены бетонные плиты.

По ним вода просто перетекает поверху, иногда на участке более 100 метров. Нам все-таки попалась пара размытых участков, но объезд нигде не вызвал затруднений.

В сезон дождей степь расцветает. Порадовал знакомый с детства вьюнок.

 

Дорожный знак в бескрайней степи напомнил нам, чтобы мы не расслаблялись: все-таки это федеральная трасса!

Правда гаишников с радаром мы так и не встретили. Видимо, потому, что нет кустов, и им негде прятаться J.

А может быть подношения духам и есть своеобразный штраф за нарушения скоростного режима?

  

Или нарушителей ждут более суровые меры, о которых предупреждает своеобразный «дорожный знак»?

Часто попадались верблюды. Поодиночке и целыми стадами. Позировать они не хотели, но штурману удалось сделать несколько снимков.

 

Стоянка дальнобойщиков – это около десятка юрт, стоящих на перекрестке дорог. Этакий комплекс придорожного сервиса. Юрта-столовая, юрта-гостиница, заправка, также бывает  что-то вроде автосервиса со сваркой. Члены экспедиции «Алтай-Гималаи» метко прозвали такие места «юртингом», вместо привычного уху «кемпинга».

Встретили нас в юртинге тепло. Привезенные фотографии рассматривали вместе и по очереди все обитатели, громко и весело переговариваясь.

Мы решили сделать здесь привал. Сытно поужинали вместе с хозяевами. Я достал начатую «Охотничью», но глава семейства тут же её спрятал, а на стол была водружена «Архи».

Наше предложение сфотографироваться было без колебаний принято, и в течение полчаса все с удовольствием позировали.

     

Многие по такому случаю приоделись в национальную одежду. Вновь записываем адреса, куда присылать фотографии.

Время позднее: решили укладываться спать. Однако хорошо выспаться нам было не суждено. Свет не гасили. До поздней ночи подъезжали путники, заходили в юрту, разговаривали, ужинали, уходили. В общем, проходной двор. Где-то около  полуночи разговоры стали очень оживленные и мы, потеряв всякую надежду заснуть, присоединились к довольно веселой компании, в которой выделялся высокий улыбающийся монгол в очках. Разговорились. Оказалось он живет и работает в Лос–Анжелесе. Уехал 3 года назад. На родине у него остались породистые лошадки. Каждый год он приезжает, чтобы поучаствовать в соревнованиях. В этот раз его скакуны не ударили в грязь лицом (или мордой), заняли призовые места и завоевали очередные медали. Эти медали были тут же нам продемонстрированы.

 

А скакуны, оказывается, ожидали хозяина возле юрты в кузове головастика. Естественно всем захотелось посмотреть, как медали будут смотреться на тех, кто их честно завоевал, и все дружно полезли  к мирно дремавшим симпатичным лошадкам. Прямо в кузове была устроена веселая и шумная фотосессия.

 

День 12

-Штурман, прибор?
 
-15!
 
-Что 15?!
 
-А что «прибор»?

 

Несмотря на то, что угомонились далеко за полночь, встали до восхода солнца.

Вокруг УАЗика прижавшись к колесам, мирно дремало несколько козочек – признали за своего, а может даже уже выбрали вожаком! Породу не скроешь! J.

После сытного завтрака, попрощались с гостеприимным «юртингом» и  поехали дальше.

На перевале по дороге в Алтай объезжаем стоящую на обочине буханку. Её пассажиры спокойно сидят на обочине. Один монгол голосует, как оказалось потом, водитель. Это рейсовая «маршрутка», у них кончился бензин. Отдаю одну из запасных канистр.

Замечаю среди пассажиров лицо явно не монгольской национальности.  Скорее араб, ну просто вылитый душман.

  

Пока водитель буханки занимается заправкой, штурман успевает поговорить по-английски с этим пассажиром. Выяснилось, что он израильтянин, путешествует 7-ой месяц. В Монголии уже 6 недель. Ему здесь все нравится: люди,  обычаи, и главное, природа.

Заправка закончилась, и мы все пожелали друг другу счастливого пути.

Прибыли в Алтай. В городе есть театр и музей.

   

 

В центре памятник военным связистам.

  

 

Раз есть памятник, значит со связью все в порядке. И точно, купили карточку «Mobicom», и наконец вышли на связь с миром, всех успокоили. В банке «XACBANK» поменял  доллары на тугрики.

Прошлись по магазинам, заглянули на рынок. Купили минеральной воды, китайских яблок, монгольский арбуз. Встретили наглядную агитацию, из которой поняли что монголом ничего человеческое не чуждо J.

Заправились под завязку 93‑м. На снимке «Королева бензоколонки»!J

Алтай нам понравился – симпатичный тихий городок, с приветливыми обитателями. Где-то, или в банке, или в офисе «Mobicom» забыл солнцезащитные очки. Верная примета, что мы сюда ещё вернёмся.

Едем дальше. Дорога -  стиральная доска. Сбросил давление в шинах, рассчитывая, что будет меньше трясти. Трясти вправду стало чуть меньше, но вскоре я был наказан за этот сомнительный комфорт. На очередном косом прыжке в колее УАЗик просто выбросило с грейдера в кювет. Машина резко остановилась. Выхожу. Разбортировалось заднее правое колесо.

   

Мне, можно сказать, повезло - отделался легким испугом.

Шину сбортировал способом, неоднократно описанном в журнале «За рулем», с помощью накачанной посильнее запаски. Колеса подкачал до нормы. Заодно устроили обеденный привал. Монгольский арбуз оказался очень сладким.

Пейзаж потихоньку меняется. Появляются живописные каменистые сопки. Часто останавливаемся поснимать. Степь пахнет по-особенному восхитительно, каким-то пряным, горьковато-полынным запахом. К сожалению, не возможно забрать этот запах с собой.

   

 

Наблюдая за чудными пейзажами, пропускаем нужную развилку. Спохватились только километров через 40. Дорога, по которой мы едем, ведет в нужном направлении, но проходит южнее «федеральной трассы» в 30 – 50 км, и соединяется с ней примерно  через 200 км. Колея накатанная и довольно ровная, видно, что этой дорогой часто пользуются.

После недолгого совещания, решаем всё же вернуться на «федеральную трассу», поскольку там находится городок, в котором рассчитываем заночевать.

- Штурман! Ввести координаты вот этого перекрёстка в GPS!

До этого занимался ЖПСом сам. Недолгая пауза:

- А как?

- Что значит как? Кто из нас штурман, ты или я?

- Я не знаю…

- Что значит «Не знаю»? Я же давал почитать журналы!

Имеются в виду номера 1, 3 и 4 «Полного Привода» за 2005 год. Странно, знаю штурмана со 2-го класса и всегда она прилежно выполняла домашние задания J. Ответ заставляет улыбнуться:

- Там хорошо написано, как делить апельсин!

Действительно, автор, объясняя принцип географических координат, сравнивал земной шар с грейпфрутом! Ну что тут поделаешь, хмурить брови больше нет сил.

Приходится проводить практическое занятие. Показываю, как определить координаты нужного перекрестка по карте, и ввести их в ЖПС.  Схватывает на лету. Нажата волшебная кнопка с понятным для учителя английского названием GOTO (по-русски «Идинна...» J) и стрелка показывает нужное направление. Прибор освоен, и с этого момента Garmin GPS 12 из непонятного приборчика превращается в надежного помощника и получает ласковое прозвище «Наш Мальчик».

Когда я позже в очередной раз несколько развязано спросил:

- Ну что там показывает этот ЖОПС? - то был твердо поправлен:

- Не называй так грубо Нашего Мальчика. Он всегда знает, куда нужно ехать! Это наш верный помощник!

Нет слов…

Возвращаемся на трассу по еле заметной колее, петляющей между сопками. В определенные моменты дорога вообще пропадает и идем по направлению. Иногда попадаются оставленные кочевниками стойбища. Пасмурно. Темнеет. На очередном перевале попадается скелет верблюда с кое-где сохранившимися остатками шкуры. Настроение не очень веселое, подстать пейзажу. Останавливаться что-то не хочется.

На федеральную трассу выезжаем в темноте. Часто выпрыгивают на дорогу тушканчики. Попалось несколько зайцев.

Вроде заметил сверкнувшие в свете фар глаза волка. Говорю об этом штурману. Вижу, что настроения я ей не прибавил. Да-а, зря сказал.

В Бууцаган, где мы хотели найти юртинг, въезжаем около полуночи. На улицах никого. Кругом глухие заборы. Света нет. Вывесок «Гуанз» и не видать. Постучались в одни ворота, другие – никто не вышел… Только лай собак, судя по тональности, явно не болонок.

Делаем не очень утешительный вывод, что ночлег нужно организовывать засветло. Как настоящие россияне, мы наступаем на эти грабли второй раз (первый раз под Омском).

Делать нечего, едем дальше, рассчитывая отъехать километров десять от населенного пункта и поставить палатку. Это я думал про палатку… Штурман категорически заявила, что после встречи с волком никаких палаток. Мои доводы, о том, что в Монголии волки сытые и им нападать на нас, худосочных, не резон, не принимаются во внимание.

Дорога тем временем опять становится все менее заметной и начинает петлять среди громадных валунов, причудливыми формами выплывающими в свете всех четырех фар. «Наш Мальчик» показывает нужное направление, но ехать больше желания нет. Сворачиваю за ближайший валун, размером с буханку, и стоп. Палатку не ставим. Спим в машине.

 

День 13

Дайте воды напиться, а то так есть хочется, что переночевать негде…

 

- Доброе утро, родной!

Продираю глаза:

- Доброе утро, родная!

Солнышко уже встало. Вот это да! Вокруг настоявшие произведения искусства! Мы попали в музей монументального творчества Её Величества Природы! Как завороженные бродим среди камней, придумывая названия глыбам-скульптурам. Лена называет все это великолепие «Японским Садом Камней». Почему «Японским» и почему «Садом» не знаю, но название красивое.

       

     

   

 

В свете утреннего солнца хорошо вижу нужную дорогу, и юрты невдалеке. От вчерашнего хмурого настроения не осталось и следа. Хорошо, что мы не остались ночевать в Бууцагане! Проехали бы мимо всего этого великолепия.

Уезжать не хотелось, тронулись, когда солнце было довольно высоко.

Наша цель сегодня добраться как можно ближе к аймачному центру Арвайхээру, с тем чтобы до Улан-Батора оставался один день пути.

Снова пейзаж довольно однообразен. Бескрайняя волнистая степь. Кажется ни конца, ни края… (Видео 04- 2МБ)

 

На подъезде к Баянхонгору сопки становятся немного круче, перевалы чаще. Неожиданно навстречу проехала «копейка» с новосибирскими номерами.

Среагировать, чтобы остановиться и поговорить мы не успели. Встретился  ручей с чистой холодной водой.

Впереди гроза в полнеба. Мы её догоняем. На всякий случай снимаю антенну CB.

Вдруг «Испаньола» задрала левую сторону передка и как-то жёстко запрыгала. Останавливаюсь. Разобрался левый передний амортизатор и его шток заклинило наискосок в крышке резервуара.

Амортизаторы были куплены в Бийске во время прошлогоднего путешествия на Алтай. Сделаны в Украине. Являются штатными для УАЗа с пружинной подвеской. У первой купленной пары через 5 км оборвало нижние уши. Брак сдали и у второй пары сразу эти уши обварили КЭМПИ. Работали они неплохо и перед путешествием решил их не менять. В запас взял комплект газонаполненных амортизаторов  фирмы «Плаза».

Достаю запасные и заменяю сразу оба передних. Осмотрел снятый разобравшийся амортизатор. Видимых повреждений нет, похоже, что просто раскрутилась гайка штока. Сначала хотел выбросить его на ближайшей свалке потом, подумав, оставил. Забегая вперёд скажу, что как в воду глядел…

Традиционно совместили текущий ремонт с обедом. Пока возились с амортизатором, да обедали гроза ушла вперед на восток, но нам предстояло столкнуться с её последствиями.

Дорога к Баянхонгору возле самого города проходит через низину. Спускаясь с перевала вижу, что дорога на протяжении полутора-двух километров вся залита, и в некоторых местах ее пересекают мутные бурные потоки. Включаю передние колесные муфты и подключаю передний мост. «Испаньола» уверенно форсирует водную преграду. (Видео 05 - 4МБ)   В некоторых местах глубина доходит до фар, ближе к городу появляются плывущие островки из слипшихся градин. Но дно твердое и мы без приключений выбираемся из мутного потока и подъезжаем к АЗС на окраине Баянхонгора. На АЗС заправляются три монгольских буханки – «междугородние маршрутки», которые через полчаса проделают наш водный путь в обратном направлении. Для монгольских водителей это обычные дорожные будни.

Мы тоже заправляемся. 93-го нет и в ход идут очередные два флакона октанкорректора, на этот раз фирмы Kerry. Отправляясь в путешествия, я набрал в магазинах автохимии дюжину этих флаконов разных производителей, рассчитывая провести свое маленькое тестирование. Большинство из них рассчитано на 40 - 60 л бензина и по данным производителя повышают октановое число бензина до 8 единиц, т.е. теоретически 80-й бензин можно превратить в 88.  Используя  флакон на сорокалитровый бак, я сознательно несколько завышал дозировку. Скажу, что значительной детонации не наблюдалось, даже в моменты напряжённой работы двигателя, когда  «Испаньола» в зной карабкалась на очередной перевал. Думаю, что здесь еще сыграл свою роль разреженный воздух. Видимо в этих условиях смесь обогащалась, снижая вероятность возникновения детонации. Уже в России после очередной провинциальной заправки 93-м я получил такую  детонацию, что вынужден был использовать оставшийся у меня  после Монголии флаконы октаноповышающего зелья. Так-что, объективного инструментального теста присадок у меня не вышло, а субъективно, по-моему все эти флаконы работают примерно одинаково и «если нет разницы – зачем платить больше»©. Ведь по цене октанкорректоры разных фирм отличаются до пяти раз.

Пока я вожусь с заправкой. Лена замечает ИЖ-Каблук, на радиаторе которого гордо сияет уазовская эмблема. Дань уважения легендарной технике просто умиляет! Но ещё больше штурману приглянулась симпатичная хозяйка псевдоуазика.

 

Есть ещё несколько удачных кадров в копилку экспедиции!

Через Баянхонгор ведет асфальтовая дорога. Практически в центре города её пересекает ещё один грязный водяной поток от прошедшего ливня. Волной от проезжающего Митцубиси –Паджеро смывает в кювет трусившую по обочине черную собаку. Уже за пределами дороги собака отряхивается, с укором провожает взглядом лихой джип и спокойно направляется по своим делам.

  

Девочка лопаткой сосредоточено разгребает возле юрты сугроб из града.

  

На выезде из города перебираемся через завалы грязи и камней. С близлежащей лощины сошёл селевой поток местного значения.

 

Впереди невысокие горы. Солнце клонится к закату и тени заполняют долины и лощины.

 

Пора искать ночлег. Но что-то давно не попадалось нам вывески юртингов.

Вот, вроде похоже. Несколько юрт недалеко от дороги, возле одной солнечные батареи и спутниковая тарелка. Подъезжаю. Навстречу выходит молодой монгол. Использую свой небогатый словарный запас:

- Санбайнуу!

- Сан санбайнуу!

- Гуанз?

Монгол улыбаясь утвердительно кивает головой. Забыв, как по-монгольски «гостиница», прикладываю сложенные вместе ладошки к щеке, изображая что-то вроде: «а переночевать?». Снова улыбка и утвердительный кивок.

- Лен, выходи, это юртинг! – зову штурмана.

Ставлю «Испаньолу» к юрте. Недалеко несколько козочек с любопытством разглядывают УАЗик.

Заносим вещи,  хозяйка уже накрывает на стол.

Молодая семья аратов. Держат стадо коз. Козы для них всё: еда, питье, одежда, деньги, топливо. Не пугайтесь: топят не козами, а их высохшим пометом, поскольку с лесом поблизости проблемы J.

В семье две симпатичные дочки. Одну мама ещё кормит грудью. На ужин чай и твердый козий сыр. Нам предлагают мясное. Поскольку уже сытые – отказываемся. Понемногу осматриваюсь и начинаю понимать, что юрта не предназначена для столовой и гостиницы: нас просто пригласила поужинать  и переночевать обычная монгольская семья. Ни спросив ничего, просто так, потому что мы путники и нам нужен ночлег.

Достаем фотоаппарат просим разрешения поснимать. Позируют с явным удовольствием. Появляется старший родственник и молча берёт Лену за руку и ведет в юрту метрах в 300-х. Там приодетые в национальные наряды родственники тоже хотят фотографироваться. Традиционно фотосессия затягивается на час.

     

   

 

Снова записываем адреса. Вечер тихий, Млечный путь на небе на сам деле млечный. Падают звезды. Козочки попёрдывают около УАЗика. Романтика…

Нам стелют на кровати, а сами устраиваются на полу. Пол деревянный, признак того, что юрта зажиточная. В совсем бедных пол земляной. Мы не можем допустить, чтобы маленькие дети спали хоть и на деревянном, но всё же достаточно холодном полу, и поэтому решительно расстилаем на нем свои пенки и спальники. Спальники вызывают интересу хозяйки, неужели в них тепло? Жестами развеваем её сомнения, и забираемся внутрь мешков. Вся семья из солидарности с нами тоже ложится на пол на постеленные ковры и циновки и укрываются одеялами.  Дети уже давно спят. По-русски желаем спокойной ночи, нам отвечают по-монгольски, видимо тоже что-то вроде того.

 

День 14

Утром просыпаемся затемно. Хозяйка уже готовит завтрак. (Видео 06 - 0,2МБ)  Хозяин и дети ещё спят. Стараясь не шуметь, собираемся. Пьем чай, точнее «цай» - зеленый чай с молоком. Специально для нас приготовлены сладости – вареные молочные пенки.

 

Завтракаем с удовольствием. Хозяйка дает нам в дорогу целый пакет свежего, ещё не затвердевшего, козьего сыра. Протягиваем деньги – улыбается, но брать не хочет. С трудом уговариваем. Ещё дарим девушке понравившийся ей налобный светодиодный фонарик и запасные батарейки к нему. Фотографируем внутренний вид юрты.

Уже рассвело. На прощание нам брызгают на колеса молоком, это означает «Счастливого пути». Счастливо оставаться и Большое спасибо, вам, гостеприимные хозяева степей.

Живописные каменные композиции сменяются протяжёнными зелёными долинами. Останавливаемся полюбоваться и поснимать.

       

Часто встречаются гуляющие журавли. Часам к 11 въезжаем в Арвайхэр. От него до Улан-Батора проложен асфальт, перед которым мы платим очередные 500 тугриков дорожного налога.

     

То и дело попадаются туристические лагеря, сказывается близость к столице и хорошая дорога.

 

Останавливаемся пообедать в бозной, кафе, в котором основным блюдом являются «бууз» -  бозы, большие паровые пельмени, более привычное нам название -  манты.

Бозы готовят при вас, всё свежее, и пока ждешь своей порции, подают цай. По сравнению с Макдоналдсом ждать нужно достаточно долго, но сама обстановка вокруг не предполагает спешки. Кто понял жизнь, тот не торопится.

   

Асфальт хороший, но гнать не хочется. Светит солнышко. Едем спокойно, наслаждаемся пейзажами. Потихоньку догоняем мотоцикл ИЖ, культовое транспортное средство в Монголии.

 

За рулем средних лет монгол. Сзади его же возраста женщина. Видимо жена. Между седоками стреноженный баран. Поперек мотоциклетного бака  связанная коза (или козёл, не разглядел). Снимаем на камеру. Пассажирка улыбается и приветливо машет рукой. (Видео 061 - 0,4МБ) Грузовые и пассажирские возможности любого транспорта в Монголии используются до отказа. В обычный УАЗик легко помещается 12 человек с поклажей. Ну а сколько влазит в буханку – подумать страшно. Когда  мы отказались взять попутчиков, ссылаясь на то, что задних сидений у нас нет и вещи загружены до самого потолка, монголы искренне удивились. Признаюсь, нам стало стыдно, что мы едем в машине только вдвоём.

Постройки попадаются все чаще. Вот и пригород столицы. В 17.00 монгольского времени, под торжественные звуки врубленного на полную «Марша танкистов» (mp3 – 5МБ)  мы въезжаем в Улан-Батор. Достигнута самая восточная точка нашего путешествия. С этого момента мы начнем понемногу приближаться к дому.

 

Звоню брату Дамдинжава Аюушу. Через полчаса он подъезжает на Лендкрузере. Аюуш внешене очень похож на своего брата. Говорю ему об этом. Он смеётся: «А я думал, что выгляжу моложе!»

Аюуш проводил нас к гостиничному комплексу в пригороде Улан-Батора, где уже второй день живут наши дети, приехавшие в столицу Монголии поездом  из Улан-Уде, в который прилетели из Москвы самолетом. Такой способ путешествия в Монголию был выбран потому, что билетов на прямой рейс Москва – Улан-Батор купить не удалось. Получилось несколько дешевле, но на сутки продолжительнее т.е. около двое суток. Можно лететь до Иркутска, и сесть на поезд Иркутск – Улан-Батор, но тогда на дорогу уйдет уже почти трое суток. Именно так: до Иркутска поездом, далее на самолет – выписывал строевой отдел проездные документы, когда мы 20 лет назад отправлялись из Монголии в отпуск.

Дети спали после конных прогулок, да и к разнице во времени еще не успели привыкнуть. Будим, обнимаемся-целуемя.

Мы поселились в номере-юрте рядом, приняли душ, а потом все вместе завалились в ресторан на торжество по поводу воссоединения семьи.

       

 

 
наверх

>>> Продолжение следует…

>>> Назад (Оглавление)



Дизайн © 1999-2018 Уазбука. О сайте

info@uazbuka.ru


Клуб УАЗоводов Фотогалерея УАЗБУКИ Форум УАЗБУКи Руководства, справочные материалы об УАЗ Каталог деталей УАЗ